суббота, 28 марта 2009 г.

Третий выход Дездемоны. Она прибежала узнать, не стало ли мужу лучше. Однако за это время у Отелло был еще один разговор с Яго, о содержании которого Дездемона тоже не знает. Отелло уже успел поклясться, что убьет Дездемону и Кассио.
Но весь процесс его роли в том, что он, поверив клевете, снова так или иначе ищет всему опровержение, и, к несчастью, опять приходит к выводу о правоте Яго.
Сейчас он кинулся к Дездемоне, надеясь развеять дурные мысли или же снова прийти к убеждению, что Яго прав. Отелло просит Дездемону показать ему ее руку. Он спрашивает, отчего рука такая влажная, и знает ли Дездемона, что эта влажность — признак распутства.
До сего дня Отелло никогда не позволял себе так разговаривать с женой. Таким она не знала его. Может быть, это вообще свойственно мужчинам — становиться иными после женитьбы? Во всяком случае, Дездемона пытается восстановить прежнюю форму отношений. Самодурство мужа, если все это не плохое самочувствие, а именно самодурство,— для нее немыслимо.
Дездемоне не хотелось бы подчиняться мужниным прихотям, вроде той, что подаренный им платок обязательно должен быть при ней.
Эти  короткие  реплики  Отелло  с  требованием  показать ему платок лишь мученическая просьба представить ему необходимое доказательство ее невиновности.
Для нее же вопрос о Кассио теперь вопрос двойной важности: речь идет не только о бывшем честном друге, но и о том, будет ли в семейной жизни Отелло и Дездемоны равенство или восторжествует мужская спесь. Так, к несчастью, воспринимает она это странное и непонятное дли нее поведение мужа.
Вот так и ведут они этот напряженный и краткий диалог.
«Он: Платок!..
Она: Кассио!..
Он: Платок!..
Она: Кассио!..»
Это страшная, страшная, скрытная, подлая женщина, снова приходит к выводу Отелло.

Комментариев нет: