понедельник, 2 марта 2009 г.

Во всем, что говорит Яго, есть логика, но сам он не придает ей большого значения. Необходимость сделать что-то дурное — его «сердечное дело». А логика — так, для некоторой согласованности его переживаний с  рассудком.
Ему плохо от того, что он играет в этом мире столь мизерную роль; ему плохо от того, что его жена может кого-либо предпочесть ему; плохо от того, что Дездемона принадлежит Отелло; что лейтенантом сделан не он, а Кассио...
Когда он ходит и что-то обдумывает, должно быть не просто интересно, но глубоко понятно. И даже в каком-то смысле (о ужас!) мы должны сопереживать ему. Сопереживание не обязательно есть то же самое, что согласие. Но сечи сопереживания нет, то и несогласие становится ограниченным.
Да и разве вообще дело тут в несогласии? Оно при одном поверхностном взгляде на Яго так очевидно. Дело в познании, даже желательно — в потрясении от познания такого явления, как Яго.

Комментариев нет: